Интервью с Людмилой Ивановной ЛАГУНОВОЙ

Вниманию посетителей нашего сайта предлагаем интервью  с Людмилой Ивановной ЛАГУНОВОЙ, подготовленное к ее юбилею Валентиной Петровной НИКИТИНОЙ.

Рассказывает В.П. НИКИТИНА:

«…1977 год. Я учусь на 3-м курсе химико-биологического факультета Калининского университета. Весна. Научно-практическая конференция студентов. Я впервые выступаю со своей исследовательской работой. В этой же конференции принимают участие девятиклассники средней школы №27. Тема их работы — «Экспериментальное доказательство незначительной степени гидролиза солей». До сих пор помню свое состояние изумления, что наравне со студентами в конференции участвуют школьники. Их учителем и научным руководителем была Людмила Ивановна ЛАГУНОВА. Вот так я познакомилась с педагогом, которая задолго до того, как это стало повсеместным и обыденным, начала заниматься организацией исследовательской деятельности школьников…»

– Людмила Ивановна, расскажите, пожалуйста, немного о себе.

– Родилась в 1942 году в г. Ленинск-Кузнецке Кемеровской области. Росла с братом и сестрой в семье учителей: мама преподавала физику и математику, а папа – историю. Закончила школу с золотой медалью и поступила в 1959 году в только что открытый в строящемся под Новосибирском Академгородке Новосибирский государственный университет (НГУ), на факультет естественных наук. Закончила университет в 1965 году с красным дипломом. Затем была аспирантура в Научно-исследовательском институте химической кинетики и горения Сибирского отделения академии наук СССР. Аспирантуру пришлось оставить по семейным обстоятельствам (в 1967 году родилась дочь Наталья). С 1968 по 1974 год я работала в Новосибирской специализированной физико-математической школе-интернате при НГУ в качестве преподавателя химии. В 1974 году наша семья переехала  в Тверь (тогда г. Калинин), где  я сначала начала работать учителем химии в сш №27 , а вскоре перешла на работу в областной институт усовершенствования учителей в качестве заведующей кабинетом химии.

– Как так получилось, что Вы попали именно в Тверь?

– Благодаря своему мужу. В начале 70-х годов прошлого века многие институты страны получали статус университетов, для чего нужны были высококвалифицированные научные кадры, в частности, доктора наук. Мой муж Владимир Никифорович ЛАГУНОВ, получив степень доктора физико-математических наук, был приглашён в Калининский университет и возглавил в нём  кафедру теории игр.

– Как Вам, новому человеку в Твери, сразу удалось получить такую высокую должность?

– Работая в Новосибирской специализированной физико-математической школе при НГУ, я активно сотрудничала с кафедрой методики обучения химии Новосибирского государственного педагогического института (НГПИ), а затем и с лабораторией обучения химии НИИ содержания и методов обучения Академии педагогических наук СССР (НИИ СИМО АПН СССР) в Москве. К моменту отъезда в Тверь у меня была почти готова кандидатская диссертация «Органическая химия в специализированной школе», над которой я работала в течение пяти лет под руководством Леонида Александровича ЦВЕТКОВА, автора школьного учебника по органической химии, и Семёна Васильевича ДЬЯКОВИЧА, заведующего кафедрой методики обучения химии в Новосибирском государственном педагогическом институте. В течение всего времени работы в физико-математической школе один раз в неделю я в свой методический день ездила в педагогический институт, где слушала лекции по педагогике, психологии, а также посещала занятия по методике обучения химии.

Мой муж и я думали организовать при Калининском государственном университете (КГУ) физматшколу наподобие Новосибирской физматшколы, но в то время это оказалось невозможным.

Лаборатория обучения химии НИИ СИМО АПН СССР предложила мне найти другую тему для диссертации уже на материале обычной школы. Она же рекомендовала меня в кабинет химии ТОИУУ для работы с учителями химии области на место уходящей на пенсию моей предшественницы Татьяны Александровны ЛАВРОВОЙ.  Я начала совмещать работу заведующей в кабинете ТОИУУ с работой учителя химии в обычной средней школе №27 в тандеме с одним из лучших учителей химии города Евгением Михайловичем ЗИЛЬБЕРМАНОМ.

– Людмила Ивановна, давайте вернемся в Новосибирск. Я знаю, что образовательная среда Новосибирского Академгородка того времени была уникальной. А каковы Ваши впечатления от нее?

 Мне посчастливилось учиться в первом (1959 года) наборе студентов Новосибирского госуниверситета в Академгородке. Здесь в одном месте и в одно время оказалось много молодых удивительно талантливых и одаренных людей, одержимых «двигать» науку в стране. Никакого блата, никаких взяток при поступлении в университет тогда не существовало. Организовывались различные диспуты (например, «Физики и лирики»), клубы. Например, в те годы работал клуб «Непустое множество мыслящих систем», куда приглашались знаменитые учёные (затем этот клуб преобразовался в клуб-кафе «Под интегралом»). Учёба в университете, общение с удивительными людьми, а ими как раз были и наши преподаватели, совмещавшие учебную и научную деятельность, оказалось для меня очень ценным, как говорят, «судьбоносным».  Это, если хотите, моя тайная опора. Я никогда не забывала, где я получила всё, чтобы состояться  в моей будущей профессии.

В Академгородке был такой полушутливый лозунг: «Учёным можешь ты не быть, но кандидатом стать обязан». Я стала-таки кандидатом.  «Самая большая ценность на свете – это ценность человеческого общения», — писал Антуан де Сент-Экзюпери. И это действительно так. Именно этот дух Академгородка (преданность науке, порядочность, ответственность, трудолюбие), это удивительное человеческое общение формировали из нас настоящих людей. Моя семья (родители Иван да Марья – вечная пара) и средняя школа, где я училась, тоже наложили свой добрый отпечаток.

– Что Вы считаете своим самым большим достижением за годы работы в институте усовершенствования учителей?

– Защиту диссертации на соискание учёной степени кандидата педагогических наук на материале школьного курса неорганической химии (Москва, 1989 год).  Это моё профессиональное достижение высшего порядка, которое, хотелось бы в это верить, помогло многим учителям химии региона состояться в их профессии. Моим научным руководителем была кандидат педагогических наук, старший научный сотрудник лаборатории обучения химии НИИ СИМО АПН СССР, автор методических пособий по химии и замечательный человек Раиса Георгиевна ИВАНОВА. Тема моей диссертации – «Методика тематического обобщения знаний учащихся по химии» (специальность 13.00.02 – методика преподавания химии).

Работа по новой проблеме была долгой и трудной. Потребовалось почти 15 лет упорного труда, прежде чем я стала кандидатом педагогических наук. Все методические идеи и подходы рождались и отрабатывались в процессе преподавания химии в школах, на семинарах и конференциях, на курсах повышения квалификации не только в ТОИИУ, но и в  разных регионах страны. Апробация результатов исследования проводилась непрерывно по мере их получения.

Я благодарю учителей химии, которые помогали и поддерживали меня на этом нелегком пути. Низкий им поклон!

– Людмила Ивановна, а какие основные результаты были получены в Вашей диссертации?

– Если коротко, то, во-первых, была создана методическая система тематического обобщения знаний учащихся по курсу неорганической химии, включающая следующие методические подходы:

  • изучение теорий школьного курса химии с выделением их структурных элементов, с учетом которых осуществляется систематизация знаний об изученных теориях;
  • увеличение информативной ёмкости изучаемого материала за счет совместного и одновременного раскрытия взаимосвязанных вопросов одной или двух учебных тем;
  • отражение процесса тематического обобщения в наглядной форме;
  • использование в системе различных типов уроков, в процессе которых реализуется методика обучения учащихся умениям обобщать знания.

Во-вторых, выяснены условия успешного осуществления формирования умений обобщать знания.

В-третьих, определены критерии сформированности умений учащихся обобщать знания, на основе которых разработаны задания по всем учебным темам курса неорганической химии.

Другим важным достижением я считаю организацию творческих семинаров и работу лаборатории при кабинете химии ТОИУУ по освоению коллективного способа обучения (КСО), автором которого был выдающийся педагог Виталий Кузьмич ДЬЯЧЕНКО. Были разработаны методические материалы для проведения коллективных занятий по семи методикам, решающим различные дидактические задачи. Было предложено тематическое планирование по Тверской программе с учётом проведения коллективных занятий. В итоге было опубликовано моё последнее перед отъездом в США методическое пособие «Обучаем друг друга на уроке» (Тверь, 1998).

– Людмила Ивановна, а приходилось ли Вам самой проводить открытые уроки?

– Представьте себе, приходилось, и не раз, и не только в школах своей области. Помню, в Пскове проводила открытое коллективное занятие по методике РИВИНА с учащимися 9 классов по теме  «Металлы», а в Нарве (Эстония) – коллективное занятие по аналогичной методике с учащимися 11 класса по теме «Дисперсные системы». В ходе обсуждения коллективного занятия одна гостья  задала вопрос ученику: «В чём Вы видите разницу изучения этой темы на  сегодняшнем занятии от традиционного изучения?» Ученик отметил, что, во-первых, содержание было интересным, а во-вторых, он сказал, что, если бы эти вопросы изучались обычным образом, то он бы вскоре всё забыл, а содержание вопросов, изученных в парах сменного состава, он будет помнить долго.

– Какое событие Вы считаете самым главным, которое произошло во время Вашей работы в Твери?

– Это главное для меня событие произошло в июне 1999 года в Торопце во время проведения курсовых мероприятий с учителями Торопецкого района. Помню, как одна сельская учительница проявляла ко мне необычный интерес. К сожалению, я не помню её имени и места работы. Однажды после занятий она заговорила о необходимости моего крещения в храме Всех святых г. Торопца. И ведь она убедила меня это сделать! Я бы очень хотела её разыскать и поблагодарить…

– Были ли неудачи? Есть ли что-то такое, что сейчас, по прошествии лет, хотелось бы изменить или сделать по-другому?

– Не ошибается тот, кто ничего не делает. На мой взгляд, мои поступки в прошлом сейчас не имеют значения. Я поступала так, как считала нужным поступить, исходя из тех данных, что у меня были на тот момент.

– Что Вы считаете самым главным в работе методиста?

– Я всегда чувствовала большую ответственность. «Иметь учеников, учить других – невыносимый риск…» Это строчки из стихотворения студента-математика НГУ Александра ЖЕВНОВАТОГО. Спустя не очень много лет после окончания университета мы с ним встретились в Томске во время проведения Всесибирской олимпиады, в результате которой происходил отбор школьников для учебы в Новосибирской физико-математической школы при НГУ. Узнав, что я преподаю в физматшколе, Александр подарил мне свои стихи, которые он писал, еще будучи студентом. Одному из стихотворений название я придумала сама — «Педагогическая молитва» (у автора оно было без названия). Эту «Молитву» я часто читала учителям во время занятий на курсах… Эти строчки оттуда: «…Не уверен я, есть ли во мне главный талант – в человеке талант открыть…» Открывать в учителе методический талант было моим кредо.

– А как Вы оцениваете американскую  систему образования в сравнении с нашей?

 Я могу высказать лишь некоторые соображения о химическом образовании в США, основанные, во-первых, на моём личном опыте учебы в американском колледже в течение девяти семестров, во-вторых, на опыте изучения химии в 11 классе моими внуками, и, в-третьих, на богатом  опыте репетиторской (тьюторской) работы с учащимися старших классов и студентами различных колледжей г. Бостона.

В России принята пятибалльная сиcтема отметок. В США – стобалльная, выраженная в процентах. Отметки в школах и колледжах в США выставляются по системе A/B/C/D/F. A – лучшая (95-100% правильных ответов), F – неудовлетворительная (любая отметка ниже 70%). Из этих отметок вычисляется среднее, в котором А считается за 4, B – за три и т.д. Мой средний балл по всем курсам за все время учёбы в коллежде составил 3,72 из 4.

Конечно же, я с большим интересом присматривалась к системе образования в колледже. В нем в основном обучались студенты из Африки, Латинской Америки, Китая, Кореи, России, других стран. У каждого студента обязательно был советчик (эдвайзер), который помогал выбирать курсы в каждом семестре. Первые четыре семестра я, как и остальные вновь поступившие студенты, изучала английский язык разных уровней (А, В, С и D). Химию, физику или математику я могла взять только после изучения английского языка D-уровня и сдачи двух экзаменов по математике и естествознанию с отметками не ниже B. Оставшиеся пять семестров я изучала разные курсы химии, математики, компьютерные курсы и др.

Я видела, что студенты с трудом осваивают химию. Выше 70% получали лишь немногие студенты моей группы. Что делали профессора? Они добавляли, иногда, до 20 пунктов, чтобы не было неудовлетворительных отметок, т.е. ставили заведомо незаслуженную отметку. Никто не проверяет в колледже, да и в школе, где учились мои внуки, что и как преподают учителя, как они «проходят» программный материал, в какой последовательности. В США этот вопрос отдан на откуп учителю. Нет чёткой образовательной программы. Есть общая методика. Основной подход к образованию в США заключается в том, что процесс обучения должен быть удовольствием. Цель реформы не в том, чтобы повысить реальные знания, а в том, чтобы каждый ученик  в школе имел успех. В отличие от России, где будущих учителей химии учат, в какой последовательности преподавать основные концептуальные категории предмета, в США курса конкретной методики преподавания химии (как и других предметов) нет.

В США  химию (а также физику или биологию)  изучают всего в течение одного года либо в 10-м, либо в 11-м классе при пятичасовой нагрузке в неделю. Все эти предметы часто ведёт один учитель. Главное – чтобы не было отметок F за экзамены и чтобы не было отчисления ученика из школы. Сходство с Россией  заключается в том, что «двойки» напрямую могут быть и не запрещены, но, поставив двойку, учитель сталкивается с такими проблемами, что в следующий раз не захочет этого делать. Я попадала в такую ситуацию во время работы в обычной школе. Администрация не церемонится и просто запрещает ставить «двойки», несмотря на то, что это прямое нарушение действующего законодательства. Второгодников в школах США нет. Ученики с «двойками» переводятся  в другой класс лишь с одной целью – предотвратить их отчисление из школы. Отсюда и вытекает формирование классов, изучающих химию на разных уровнях трудности. Если в России все учащиеся изучают химию на двух теоретических уровнях – сначала на атомно-молекулярном, а затем на электронно-ионном уровне, то в США  часть учеников, условно говоря, изучают химию на уровне XIX века, а другой части школьников (для так называемых «продвинутых») химию дают сразу на электронно-ионном и даже на ядерном уровне. Сначала такие учащиеся пишут уравнения ядерных превращений в результате различных распадов, а затем – уравнения собственно химических реакций. В «продвинутых» классах в зависимости от предпочтений учителя много физики, математики, а на изучение химии остаётся мало времени. Контроль осуществляется только за оценками, которые выставляет учитель в компьютере. Школы в США в основном государственные, т.е. бесплатные. Зато высшее образование очень дорогое и считается лучшим в мире.

– Не жалеете ли, что судьба распорядилась так, что пришлось уехать?

– Нет, не жалею. Более того, считаю переезд в США большим подарком судьбы. Здесь появилось гораздо больше возможностей помогать моим родным и друзьям, живущим в России и в Украине.

Так случилось, что в мою жизнь в 1979 году вошли детдомовские дети (они были у меня в отряде в пионерском лагере в Медном, под Тверью). После пионерского лагеря моих детей 8-9 лет определили в Эммаусский интернат. Вплоть до окончания ими школы в интернате я их часто навещала, да и потом мы регулярно встречались. Встречаемся и по сей день во время моих систематических приездов в Россию из Бостона. Мы дружим уже почти 40 лет. Моя необычная семья, в которой сначала было 10 девчонок и мальчишек, за эти годы сильно разрослась. Появились внуки и даже правнуки. Я живу в США уже 17 лет, и все эти годы мои питомцы регулярно получают мои посылки с вещами, обувью и продуктами. Я рада, что они рады. Мне доставляет огромное удовольствие доставлять радость другим. «Делать людям хорошее – хорошеть самому», — говорил один из моих любимых поэтов Роберт РОЖДЕСТВЕНСКИЙ. Марина ЦВЕТАЕВА любила такие строчки: «Человечество живо одною круговою порукой добра». Это звучит для меня как закон вечности.

Кроме того, в Бостоне моя дочь подарила мне собственных внуков-двойняшек! Я впервые увидела их 8-дневными, а сейчас им по 18 лет и они заканчивают 12-й класс.

– А как Вы живете сейчас? Чем занимаетесь?   

– Моя жизнь здесь хорошо устроилась не сразу. Первые два года пришлось поработать «бэбиситтером» (няней) с проживанием. Так случилось, что дочь должна была на два года вернуться в Россию вместе с семьей из-за ее визы, и мне негде было жить. За это время подошла моя очередь на льготную квартиру в доме для пожилых людей, в котором 85% жителей являются русскоговорящими. Кроме того, после пяти лет проживания в США я получила американское гражданство и значительное пособие по возрасту. И тем не менее бралась за любое дело, где можно было подработать. Владимир ПОЗНЕР как-то сказал: «В Америке нет презираемой работы». Когда внуки подросли, я пошла учиться в американский колледж. До обеда, пока мальчики были в школе, я училась в колледже, а вторую половину дня мы выполняли каждый свою домашнюю работу. Потом мы играли в пинг-понг и бадминтон и другие спортивные игры. После учебы в колледже я подрабатываю репетиторством по химии.

– А как к Вам, выходцу из России, относятся в США?

– Мне приходилось работать не только няней, но и домработницей в американской семье, в которой было двое детей школьного возраста. Это было в 2001 году. Именно в этом доме я увидела по ТВ теракт 11 сентября, когда на моих глазах обрушились башни-близнецы. Собралась вся семья, пришли соседи. Все были очень встревожены. Тогда я впервые услышала имя «Бен Ладен». Говорили о том, что президент Путин первым выразил соболезнование американскому народу. Это страшное событие сплотило американскую нацию. Буквально на следующий день каждый житель прицепил значок — американский флажок в знак солидарности. Эти флажки буквально на следующий день были получены из Китая, и их можно было получить бесплатно. Каждый вечер собирались соседи, зажигали свечи и обсуждали «горячие» новости. В этом доме я прожила почти год. Соседские ребята постоянно приходили к нашему дому. Мы сделали площадку для игры в бадминтон, играли в настольный теннис. Ко мне, а значит и к России, хорошо относились как дети, так и взрослые.

А в 2014 году мне спасла жизнь обыкновенная американка, выгуливавшая своих собачек. Мне стало плохо, я присела на парапет. Она обратила на меня внимание. Увидев моё состояние, она отвела домой своих собачек, вернулась на машине и отвезла меня в офис моего доктора. Тут же вызвали скорую помощь. Там сделали кардиограмму, «поздравили» с обширным инфарктом и повезли на операцию. Первого человека, которого я увидела, открыв глаза, была моя перепуганная дочь.

Я хочу сказать, что простые люди во всём мире, так мне кажется, готовы помочь друг другу в беде.

– Вспоминаете ли свою работу в Твери, тверских учителей?

– Тверское региональное отделение Ассоциации учителей и преподавателей химии не дает мне забыть тверских учителей, присылая на экспертизу их творческие проекты. Этому обстоятельству я очень рада. Я радуюсь новым именам и горжусь теми, у кого есть еще порох в пороховницах, с кем мы счастливо совпали в нелегкой учительской профессии в конце трудных лет XX века. Наконец, моя работа в Твери – это огромный «кусок» моей жизни, и с годами он меньше не становится. Это часть меня самой, и забыть это невозможно.

– У Вас был и остается очень широкий круг общения. Кого Вы хотели бы вспомнить и упомянуть особо?

– В картотеке кабинета химии ТОИУУ числилось около 700 педагогов, преподававших химию в школах Тверского региона. Невозможно перечислить всех учителей, уроки которых я помню, преклоняюсь перед их профессиональным мастерством и которые заслуживают упоминания.

Хороших уроков было очень много, но лучшим я считаю открытый урок в сш №1 г. Кимры, проведённый заслуженным учителем Российской Федерации Верой Васильевной ЛЕБЕДЕВОЙ на тему «Обобщение знаний учащихся по теме «Теория электролитической диссоциации». «Урок большого мастера» – такую высокую оценку дали учителя химии из Волгограда и Эстонии, наши гости. Это дорогого стоило. Обобщающий урок-симфония под управлением дирижера-мастера. Я и сейчас слышу вдохновенную музыку этого урока. Вера Васильевна преподавала эту тему по экспериментальному планированию кабинета химии ТОИУУ, и ее учащиеся на обобщающем уроке наглядно во взаимосвязи показали все структурные элементы  этой теории.

Светлана Ивановна ПОЛИТОВА (сш №45, г. Тверь) – самый результативный сотрудник лаборатории при кабинете химии по проблеме КСО. В 1999 году она приняла методическую эстафету кабинета, возглавив  работу  по внедрению педагогической технологии доктора педагогических наук Вадима Макарьевича МОНАХОВА. Светланой Ивановной в содружестве с учителями разработан полный атлас технологических карт по Тверской программе, ею опубликовано несколько методических сборников.

Наталья Александровна АНИСЕНКОВА (сш №20, г. Тверь) – заслуженный учитель Российской Федерации, победитель конкурса «Учитель года» Пролетарского района г. Твери, активный сотрудник лаборатории при кабинете химии ТОИУУ по проблеме КСО.

Светлана Алексевна РОМАШОВА (сш №29, г. Тверь) – заслуженный учитель Российской Федерации. В середине 90-х годов прошлого века ей одной из первых в стране удалось создать компьютерную обучающую программу по химии! В основу компьютерной программы легла разработка новой темы курса органической химии «Гибридизация электронных облаков атома, её виды», где я была консультантом. Программирование осуществлял специалист из «Центрпрограммсистем». На разработку и завершение программы потребовалось много часов бесплатной кропотливой работы в вечернее время и выходные дни.

Любовь Михайловна НИКОНОВА (гимназия №2, г. Нелидово) – заслуженный учитель Российской Федерации,  победитель конкурса «Лучший учитель России», авторитетнейший учитель Тверского сообщества.

Светлана Ивановна АБРАМОВА (сш №2, г. Лихославль) – учитель высшей категории, старший преподаватель кафедры органической химии Тверского государственного университета. Она стала первым учителем химии, представившим Тверской регион во Всероссийском конкурсе «Учитель года».

Татьяна Федоровна РАЗИНА (г. Удомля) – единственный учитель химии области, являющийся директором авторской школы. Она проявила недюжинный краеведческий талант в изучении Менделеевского наследия и невиданные организаторские способности в проведении Менделеевских праздников.

Татьяна Анатольевна ГОРБУНОВА (сш №45, г. Тверь). Ее ученики в течение многих лет являются победителями химических олимпиад. Она – бессменный член жюри олимпиад разного уровня; активно работает с одарёнными школьниками в Летней школе олимпийского резерва.

Ольга Николаевна РОДИНА (сш №9, г. Ржев) – заслуженный учитель Российской Федерации, бессменный руководитель городского методического объединения учителей химии г. Ржева, неоднократный победитель конкурса грантов фонда «Династия» в номинации «Наставник будущих учёных». Активный участник творческих семинаров кабинета химии ТОИУУ.

Алла Геннадьевна ДАНИЛОВА (гимназия №44, г. Тверь) разработала авторский пропедевтический курс химии для 7 класса. Провела открытое коллективное занятие в 8 классе по методике «Взаимообмен заданиями» под девизом «Играя, учимся». Полученную за урок премию отдала нуждающемуся в лекарствах бывшему директору гимназии.

Александр Александрович ГУСЕВ (сш №46, г. Тверь) – заслуженный учитель Российской Федерации, победитель конкурса грантов для лучших учителей в рамках приоритетного национального проекта «Образование», постоянный член жюри химических олимпиад школьников.

Денис Сергеевич ИСАЕВ (сш №43, г. Тверь). Я узнала о нем, о его потрясающей деятельности и ее результатах исключительно из сайта Ассоциации, бессменным председателем которой является не менее потрясающая и не менее одаренная личность – Александр Евгеньевич СОБОЛЕВ. Это уже новое надежное поколение учителей химии и преподавателей Тверского региона. Дай Бог Денису Сергеевичу в ближайшем будущем защитить диссертацию и продолжить работу в регионе. А бессменность тандема СОБОЛЕВ – ИСАЕВ – на мой взгляд, только благо.

Вспоминаются учителя, от произнесения имен которых на душе становится тепло и возникает ощущение счастья от многолетней совместной работы. Попробую по памяти перечислить некоторых из них. Надежда Константиновна ГАЕВСКАЯ (Кесовогорский р-н), Лидия Николаевна ВОЛКОВА, Лидия Васильевна БАЛАШОВА, Ольга Андреевна КАМНЕВА, Ирина Михайловна ХРУСТАЛЁВА, Мария Ивановна ШАТАЛОВА, Таисия Андреевна СМИРНОВА, Галина Ивановна КОНДРАШОВА, Владимир Васильевич ВАХРОВ, Наталья Васильевна АБРАМОЧКИНА, Нина Николаевна ПОТОКИНА, Любовь Петровна ПЕЧЁНКИНА, Галина Леонидовна КОШКИНА, Татьяна Владимировна КУКУШКИНА (г. Тверь); Галина Михайловна КОШЕЛЕВА (Весьегонский р-н), Валентина Алексеевна ЧЕРНЫШОВА, Римма Арсеньевна КУДРИНА и  Людмила Петровна КОНЬКОВА (г. Бежецк), Мария Васильевна ИВАНОВА и Алевтина Андреевна АНДРЕЕВА (г. Вышний Волочёк),  Лариса Валентиновна ГЕРЦИЙ (г. Кашин), Нина Анатольевна СОРОКИНА (г. Калязин), Ирина Юрьевна БУТРИНА (г. Удомля), Анатолий Александрович  ОРЕШКИН, Сергей Борисович МАЗОВ, Галина Ивановна ИВАНОВА, Валентина Васильевна ГРОМОВА (г. Кимры), Татьяна Александровна ЛЕБЕДЕВА, Светлана Ивановна КОЖЕВНИКОВА (г. Конаково), Галина Владимировна ШУГАЛО и Тамара Алексеевна СОРОКИНА (Зубцовский р-н), Галина Александровна БУРЦЕВА и Мария Ивановна ТАРЛЫКОВА (Пеновский р-н), Людмила Георгиевна МАКСИМОВА и Светлана Викторовна (к сожалению, не помню фамилию) (Торопецкий р-н), Татьяна Валентиновна КУЗЬМИНА (Рамешковский р-н), Николай Александрович КОЗЛОВ (Селижаровский р-н), Ирина Ивановна ЛАБУТИНА (Калининский р-н), Людмила Васильевна СОФРОНОВА и Лидия Михайловна КУКУШКИНА (Лихославльский р-н), Галина Анатольевна ПЕТРОВА (Торжокский р-н), Ольга Михайловна АРХИПОВА (Ржевский р-н) и другие. Помню всех учителей химии г. Торжка.

– Я знаю, что Вы внимательно следите за работой Ассоциации учителей и преподавателей химии Тверской области. Как бы Вы оценили деятельность тверских учителей сейчас? Можно ли сказать, что Тверское профессиональное сообщество учителей-химиков достойно продолжает Ваши традиции, так сказать, поддерживает Ваш высокий уровень методической работы?

– Хочу отметить, что это наши традиции, они родились не вдруг, и в их формировании принимало участие все сообщество. Я рада, что была и остаюсь участником этой жизни. Мне представляется, что мы приобрели уникальный опыт, который по масштабу не имеет аналогов не только в других областях России, а, пожалуй, и в мире. То, что Ассоциация живет и развивается, использует новые формы, постоянно находится в творческом поиске и – главное! – растит новые поколения учителей, способных заниматься творческой научной работой на высоком профессиональном уровне, то есть создает настоящий «бесценный продукт» – образованного молодого человека, способного к самостоятельной дальнейшей творческой деятельности — это прекрасно! Думаю, что мы, в каком-то смысле, сейчас находимся на пике роста: это связано, прежде всего, с тем, что в сообществе имеется достаточно много талантливых и творческих людей разного возраста, которые очень активно и высокопрофессионально работают в этой сфере. Важнее всего теперь не потерять тот замечательный опыт, который столько лет взращивался. Наш опыт может жить только тогда, когда он есть в нашем сердце. Поэтому так необходимо беречь сердца друг друга. Можно однозначно сказать, что без наших усилий Ассоциация бы не родилась, без нашего личного вклада Ассоциация не может жить. И уж совершенно точно: если мы не будем принимать участие в жизни Ассоциации, то она погибнет.

Всем моим коллегам и просто знакомым, их семьям и друзьям хочу пожелать быть всегда здоровыми и радостными! Больших вам успехов и всех благ!

2 комментария на “Интервью с Людмилой Ивановной ЛАГУНОВОЙ”

  • Денис Сергеевич ИСАЕВ:

    Большое спасибо, Людмила Ивановна, за тёплые слова в адрес Ассоциации учителей и преподавателей химии Тверской области, за помощь в экспертизе материалов, присылаемых для участия в конкурсах со всей России!
    Здоровья и всех благ!

  • Михаил ТАРАН:

    Дорогая Людмила Ивановна!
    Знаю Вас около 49 лет и всякий раз удивляюсь Вам. «Как прекрасна земля и на ней человек!» — восклицал Сергей ЕСЕНИН. Это наверняка он и про Вас написал! Без проявления личности, таланта, употребления усилий к достижению цели, наверное, невозможно понять, насколько нам близок тот или иной человек, насколько мы его знаем. Тем не менее личная связь осуществляется в гораздо более тонком плане. У Вас так много этого тонкого «плана», что множество людей попали в его «сети». Вы «поймали» многих людей, и никто из них, думаю, не жалеет о том, что Вы оказались посланы ему судьбой.
    Дай Бог Вам многая и благая лета! Дай Бог Вам и Вашим близким здравия, спасения, во всем благого поспешения!

Оставить комментарий

Новые комментарии
Статистика